Голландская рулетка
"В ней — настоящая магия, именно так".

Осень — время магии и колдовства, даже если вы в них и не верите. Моя осенняя магия — это зельеварение и алхимия, то есть готовка пряных супов, сочных пирогов и ароматных глинтвейнов. Но есть еще одна дивная магия этой поры года — рукоделие.

Вот что пишет об этом quietdomesticity: "Чем ближе осень, тем громче тикают сезонные часы. В их стрелках путаются шерстяные нити, шуршат недосушенные травы, и потрескивают все будущие, еще не разгоревшиеся огни еще ненаступившей зимы. Осень в моей книге жизни — это время трех неиспеченных тортов и множества незажженных свеч. Весенние прощания — осеннее вязание. Две радуги вслед, и пустота на третий. Каждой осенью добавляю отрезы памятной пряжи в мой бесконечный плед, каждый осенью растет плед вместо тех, кто не смог по эту сторону стать частью нас.

Все, самые коротенькие кусочки и обрезки пряжи идут в ход, а плед, который из них рождается, это вовсе не плед, а полотно почти всей моей материнской жизни по сей день. Каждая ниточка — это память, улыбка, тепло, радость, слеза, и я не собираюсь их ни прятать, ни обрезать. Тут и свитер, который вязала пятилетнему сыну перед началом вальдорфской школы, и его эльфийские тапочки, и снежинки, которыми я завязывала свою первую потерю, и самый первый мой оранжевый шарфик, с которого вообще все началось, и первая вязаная игрушка — кривоватый лев, и юбки, и шапки, и шарфы, и кусочек зеленого акрила, из которого рождался очередной вязаный чудик для сына, пока я в больнице прощалась с давно спящим малышом, который никак не хотел нас покидать, тут и шаль, которой размывала руки с акушерками после рождения второй дочки, и носочки для первой новорожденной, и штанишки для ее многоразовых подгузников, и ее ажурная кофточка, которую она надела всего один раз, и моя теплая кофта, и кофта мужа, которую я вязала беременная одной лютой зимой, и перчатки, половинку которых я потеряла предновогодней ночью, и шерсть, которую мы красили вместе с сыном.

Тут давнее и свежее. Тут ошибки, метания, сомнения, сожаления, озарения, прощение... и прощание. Тут раны и шрамы, и выросшие на их месте крылья. Тут в каждом ряде столько жизни и любви, что почти невозможно балансировать всё это на остриях спиц, а я всё вяжу и вяжу и думаю себе, насколько большим получится этот плед, смогу ли я завернуться в него, когда от памяти останутся одни нитки, согреют ли они плечи мне или кому-то еще своим ласковым теплом, сотканным из мыслей и воспоминаний?"

Рулетка запускается!